• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: горький (список заголовков)
19:20 

Действительно, неожиданно

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.

Его звали Алексей Пешков, но в историю он вошёл под именем Максима Горького. Пролетарский писатель полжизни пробыл за границей, жил в особняках и стоял у истоков «социалистического реализма». Его судьба была полна парадоксов.

Босяк-богач

Горький долгое время подавался советской пропагандой как пролетарский писатель, вышедший «из народа», претерпевавший лишения и нужду. Писатель Бунин, однако, в своих воспоминаниях цитирует словарь Брокгауза и Эфрона: «Горький-Пешков Алексей Максимович. Родился в 1868 году, в среде вполне буржуазной: отец - управляющий большой пароходной конторы; мать - дочь богатого купца-красильщика». Казалось бы, это несущественно, родители писателя умерли рано, а воспитывал его дед, но однозначно то, что Горький довольно быстро стал одним из богатейших людей своего времени, а его финансовое благополучие подпитывалось не одними гонорарами.

Интересно написал о Горьком Корней Чуковский: «Сейчас вспомнил, как Леонид Андреев ругал мне Горького: «Обратите внимание: Горький – пролетарий, а все льнет к богатым – к Морозовым, к Сытину, к (он назвал ряд имен). Я попробовал с ним в Италии ехать в одном поезде – куда тебе! Разорился. Нет никаких сил: путешествует как принц». Поэтесса Зинаида Гиппиус также оставила интересные воспоминания. 18 мая 1918 года, находясь еще в Петрограде, она писала: «Горький скупает за бесценок старинные вещи у «буржуев», умирающих с голоду». Как можно понять, Горький был далеко не чужд материального благополучия, а его биография, созданная уже в советское время, хорошо сфабрикованный миф, который ещё требует подробного и беспристрастного исследования.

Патриот-русофоб

Максим Горький не раз давал повод усомниться в своем патриотизме. В годы разгула «красного террора» он писал: «Жестокость форм революции я объясняю исключительной жестокостью русского народа. Трагедия русской революции разыгрывается в средe «полудиких людей». «Когда в «звeрствe» обвиняют вождей революции - группу наиболeе активной интеллигенции - я рассматриваю это обвинение, как ложь и клевету, неизбeжные в борьбe политических партий или - у людей честных - как добросовeстное заблуждение». «Недавний раб» - замeтил в другом мeстe Горький - стал «самым разнузданным деспотом».

Художник-политик

Главным противоречием жизни Горького было тесное сопряжение его литературной и политической карьеры. У него были непростые отношение как с Лениным, так и со Сталиным. Горький был нужен Сталину не меньше, чем Сталин - Горькому. Сталин обеспечил Горького всем необходимым для жизни, снабжение писателя шло по каналам НКВД, Горький обеспечивал режиму «вождя» легитимность и культурную платформу. 15 ноября 1930 года в газете «Правда» была опубликована статья Максима Горького: «Если враг не сдается – его уничтожают». Горький позволял себе «заигрывать» с советской властью, но не всегда представлял последствия своих поступков. Заголовок этой статьи стал одним из девизов сталинских репрессий. В конце жизни Горький хотел в очередной раз хотел поехать за границу, но отпустить его Сталин не мог: боялся, что пролетарский писатель не вернется. «Вождь народов» разумно полагал, что Горький за границей мог представлять опасность для советского режима. Он был непредсказуемым и слишком много знал.

Большевик, не принявший революцию

Горький долгое время позиционировался как яростный революционер, большевик, вставший у руля культурного революционного процесса, однако сразу после октябрьского переворота со страниц социал-демократической газеты «Новая жизнь» Горький яростно набрасывался на большевиков: «Ленин, Троцкий и сопутствующие им уже отравились гнилым ядом власти, о чем свидетельствует их позорное отношение к свободе слова, личности и ко всей сумме тех прав, за торжество которых боролась демократия». Борис Зайцев вспоминал, что однажды Горький сказал ему: «Дело, знаете ли, простое. Коммунистов горсточка. А крестьян миллионы… миллионы!.. Кого больше, те и вырежут. Предрешено. Коммунистов вырежут». Не вырезали, револьверы нашлись и у них, а Максим Горький, так негативно отзывавшийся о большевиках и коммунистах, стал трибуном нового режима.

Крестный отец-безбожник

Отношения Горького с религией нельзя назвать простыми. Горькому было свойственно духовное искательство, в молодости он даже ходил по монастырям, общался с священниками, встречался с Иоанном Кронштадским, стал крестным отцом брата Якова Свердлова Зиновия. Горький и Толстой обеспечили финансово эмиграцию на Запад христиан-молокан, но религиозным человеком Горький так и не стал. В 1929 году, на открытии Второго Всесоюзного съезда воинствующих безбожников, писатель сказал, что «в той любви, которую проповедуют церковники, христиане, — огромнейшее количество ненависти к человеку». Максим Горький был одним из тех, кто подписал письмо с просьбой уничтожить храм Христа Спасителя. Что-что, а христианское смирение было Горькому чуждо. Ещё в 1917 году в «Несвоевременных мыслях» он писал: «Я никогда ни в чём и не перед кем не каялся, ибо к этому питаю органическое отвращение. Да и не в чем мне каяться».

Друг Ягоды, гомофоб

Горький был очень нетолерантен по отношению к гомосексуалистам. Он открыто выступал против них со страниц газеты «Правда» и «Известия». 23 мая 1934 года он называет гомосексуализм «социально преступным и наказуемым» и говорит, что «уже сложилась саркастическая поговорка: «Уничтожьте гомосексуализм — фашизм исчезнет!». Тем не менее, в ближайшее окружение Горького входили в том числе и гомосексуалисты. Если не касаться творческой среды, в которой гомосексуализм был явлением если не обычным, то распространенным (Эйзенштейн, Мейерхольд), можно сказать о зампреде ОГПУ Генрихе Ягоде, с которым Горький тесно общался. Ягода писал Сталину докладные записки о том, что «педерасты развернули вербовку среди красноармейцев, краснофлотцев и отдельных вузовцев», при этом сам был не чужд осуждаемому явлению, устраивал на своей даче оргии, а после его ареста среди вещей бывшего зампреда ОГПУ был обнаружен фаллоимитатор.

Защитник писателей-сталинский трибун

Вклад Горького в организацию литературного процесса в стране невозможно отрицать. Он издавал журналы, основывал издательства, проектом Горького был Литературный институт. Именно на квартире Горького, в особняке Рябушинского был придуман термин «социалистический реализм», в русле которого долгие развивалась советская литература. Горький также возглавлял издательство «Всемирная литература» и выполнял роль своеобразного культурного «окна в Европу» для советских читателей. При всех этих несомненных заслугах Горького, нельзя также не отметить его негативной роли в деле оправдания репрессий сталинского режима. Он был редактором объемной книги «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина», изданной в 1934 году. В ней Горький открыто не скупится на похвалы «...это отлично удавшийся опыт массового превращения бывших врагов пролетариата... в квалифицированных сотрудников рабочего класса и даже в энтузиастов государственно-необходимого труда... Принятая Государственным политуправлением исправительно-трудовая политика... еще раз блестяще оправдала себя». Кроме того, Горький одним своим присутствием на советском литературном Олимпе оправдывал проводимую Сталиным репрессивную политику. Он был всемирно известным писателем, к которому прислушивались и которому верили.

@темы: ссср, кумиры, знакомтесь, горький

18:39 

Разоблачения великого пролетарского писателя продолжаются

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.

Великий притворщик. Тайны Максима Горького



Максим Горький и Мария Андреева позируют художнику Илье Репину. Фото: РИА Нвости

Первая слава


Первый рассказ Пешкову удалось опубликовать в 1892 году. Это был "Макар Чудра". Тогда же появился и псевдоним — Максим Горький. Начинающего автора открыл Виктор Короленко. Тот всю жизнь придерживался народнических взглядов, и вот перед ним оказался подлинный бриллиант: бродяга-босяк с литературным талантом. Разумеется, Короленко сделал всё, чтобы помочь самородку. Горький опубликовал ещё несколько произведений, параллельно работая журналистом. Уже через несколько лет после дебюта слава о Горьком гремела во всех литературных кругах.

Горький делал для этого многое. Он стал первым русским писателем, очень выверено и тщательно создающим свой имидж. Горький особым образом говорил, следил, чтобы его манеры были похожи на босяцкие, одевался в особом народном стиле. Всё в нём должно было свидетельствовать, что он выходец с народного дна. Работа Горького над имиджем привела к тому, что среди начинающих писателей и поклонников Горького зародилась целая субкультура "подмаксимовиков", которые подражали кумиру в одежде, манерах, особом произношении.

Разумеется, были и те, кто Горькому не верил. Неприязненно относившийся к нему до революции Чуковский писал: "Как хотите, а я не верю в его биографию. Сын мастерового? Босяк? Исходил Россию пешком? Не верю. По-моему, Горький — сын консисторского чиновника".

Бунин также свидетельствует о том, что про Горького ходили разные слухи: "Очень было распространено убеждение, что он пишет совершенно безграмотно и что его рукописи кто-то поправляет".

И действительно, где это видано, чтобы бродяга, толком не учившийся в школе, вот так сходу встал вровень со всеми писателями современности? Он ведь должен был где-то и чему-то учиться, чтобы так писать. Читал книги? Но когда, если, по его же словам, всё детство и юность он провёл в каторжном и бессмысленном труде и скитаниях? Да и как это возможно, чтобы босяк не пьянствовал, а читал Ницше и Шопенгауэра?

Тем не менее поклонников у него было больше, чем недоброжелателей. Для них он был человеком, поднявшимся со дна людского через зуботычины, мордобой и безысходность простонародного быта. В Горького поверил даже Толстой, к которому тот приезжал за несколько лет до этого и не был принят. Теперь же патриарх русской литературы аттестовал его как "настоящего человека из народа".

Правда, уже хорошо узнавший его Бунин замечал наигранность в его поступках: "Он играл и в том, и в другом случае с одинаковым удовольствием, одинаково неустанно, — впоследствии я узнал, что он мог вести монологи хоть с утра до ночи и всё одинаково ловко, вполне входя то в ту, то в другую роль, в чувствительных местах, когда старался быть особенно убедительным, с лёгкостью вызывая даже слёзы на свои зеленоватые глаза".... читать полностью

Что вы даже не могли подумать о Максиме Горьком
Очарованная душа - Неизвестные факты из жизни М.Горького

@темы: кумиры, знакомтесь, досье, горький

20:28 

Первые издания произведений М.Горького

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.
Чарушников А. П.: Максим Горький. Первые книги
( К 55-летию со дня смерти А. М. Горького)


В петербургской типографии Исаака Богельмана, издателя журналов "Велосипед" и "Русского вестника страхования", выполнялся заказ на выпуск в свет очередной книги. Текст её оказался столь интересным, что наборщики прерывали работу, откладывали верстатки на наборные кассы, а уже оттиснутые гранки с очередной части готового набора складывали, сообща читали и с восторгом говорили: "Вот это, действительно, наш писатель. Это за живое задевает". Вскоре книгу набрали, отпечатали, сдали тираж - 3000 экземпляров - заказчику. Выход её в свет зарегистрирован в неделю с 24 по 31 марта 1898 года. На обложке и титуле указано - "Том I". К 16 апреля вышел второй том тиражом уже 3500 экземпляров. Цена по одному рублю за каждый том. Покупатели, заходившие в книжные магазины, мельком просматривали обложки, на которых значилось мало кому известное имя автора - "М. Горький", скромное название "Очерки и рассказы" и совсем уж неизвестная издательская фирма "С. Дороватовского и А. Чарушникова". И большинство покупателей откладывало книги в сторону. "Неходкий товар" - определили продавцы. Владельцы книжных магазинов, учитывая первую реакцию покупателей, неохотно брали к продаже эти книги или требовали "сумасшедшую" скидку с номинала - до 50 процентов. Издатели принимали энергичные меры к рекламе М. Горького: редакциям журналов и газет разослали для отзывов около 300 его первых книг, распространили до 4000 тысяч объявлений, поместили в печати ряд публикаций о них. И всё же дело на первых порах шло туго. Об этом свидетельствует письмо А. П. Чарушникова С. П. Дороватовскому от 16 декабря 1898 года. В письме в частности говорится: "О Горьком. Что-то из провинции вести плохие. Представьте, получил из Ростова, что продано 4 книги!! Не вытребовать ли их обратно? Тогда быть может направить их Вам в Петербург? Скажите. Ещё известий никаких, но и денег из провинции кроме 19 р. не получал". (Все хлопоты по изданию "Очерков и рассказов" М. Горького вёл петербуржец С. П. Дороватовский. Этим объясняется его переписка с автором. Письма М. Горького к нему впервые опубликованы в журнале "Печать и революция", 1928, кн. 2).

Но книги "малоизвестного писателя" М. Горького покоряли читателей, слух о них всё шире, как круги на воде от брошенного в неё камня, расходился из столиц в самые отдалённые провинциальные города и веси. И немудрено, ведь в них были такие очерки и рассказы как "Челкаш", "Макар Чудра", "Ярмарка в Голтве", "Старуха Изергиль", ставшая знаменитой "Песня о соколе" и другие произведения, впоследствии прочно вошедшие в мировую классику. Всего в первых двух томах было помещено двадцать рассказов и очерков, по десяти в каждом томе. Вскоре, первые уже в мае, в газетах и журналах появились и "отзывы" - рецензии - на двухтомник. В "Сыне отечества" (NoNo 116, 123) А. Скабичевский опубликовал статью "Текущая литература", в "Новом времени" А. В. Амфитеатров - рецензию, сказал своё слово и Н. К. Михайловский, поместивший в "Русском богатстве" (NoNo 9 и 10) статью "Литература и жизнь. О Максиме Горьком и его героях". Критика, как бы приглядываясь, сдержанно, но, в общем, положительно оценила талант молодого писателя, подчеркнула новизну темы, поднятой им в своих произведениях, - о людях, отторгнувших себя от общества, ушедших на дно жизни, о "босяках". В ноябре И. Е. Репин в письме беллетристу А. В. Жиркевичу пишет: "Известны ли Вам произведения "Горького" (две книги) рассказы? Вот прелесть - прочтите. Какой поэт! Прекрасный писатель, но, говорят, какой-то одесский "босяк", а настоящий талант". Как видно из письма Репина, о Горьком уже пошли легенды.

К июню 1899 года, т. е. через год с небольшим два тома - всего 6500 экземпляров - были распроданы. Успех "Очерков и рассказов" был огромный, ошеломляющий. Имя М. Горького стало широко известным, вошло в мировую литературу. Новая, только что созданная издательская фирма завоевала авторитет.

Какова же история её создания? Она интересна уже тем, что издательство это было создано специально для издания первых книг М. Горького. Активным, непосредственным её участником был близкий знакомец Александра Петровича Чарушникова - известный журналист и общественный деятель Владимир Александрович Поссе. Он прочитал в "Русском богатстве" рассказ "Челкаш" и увидел в его авторе талантливого писателя, завязал с ним переписку. Со стороны узнал, что писателю нездоровится и ему нужна помощь. К этому времени у Горького набралось уже немало рассказов, опубликованных в "толстых" журналах, в провинциальной печати, и он подумывал об их издании отдельной книжкой. С этой целью он послал В. А. Поссе пачку вырезок со своими произведениями с просьбой, если они заслуживают внимания, подыскать издателя, если же нет - бросить в корзину. В. А. Поссе прочитал и пришёл в восторг - это надо обязательно издать! Начались поиски издателя. Свояк Горького А. Е. Богданович (они были женаты на сёстрах Волжиных, Александра - жена Богдановича, её сестра Екатерина - Горького), живший в эти годы в Нижнем Новгороде, почти ежедневно бывал в семье Горького, хорошо знал его заботы, события, связанные с изданием его первых книг. В своих мемуарах "Страницы из жизни М. Горького" (Минск, 1965г.) он вспоминает: "Поссе случайно встретил своего знакомца А. П. Чарушникова, инспектора какого-то страхового общества, и предложил ему заняться издательством, начиная с издания рассказов молодого автора, который, несомненно, будет иметь успех. Тот заявил, что был бы не прочь, но ввиду того, что должность разъездная, ему надо приискать компаньона. Вскоре он пригласил С. Дороватовского, управляющего делами земельного магната Шереметева, и ответил согласием".

А. П. Чарушников (1852 - 1913) - вятич, родился в городе Глазове, в молодости жил в Петербурге, примкнул к революционной организации "Земля и Воля", распространял её нелегальные издания, за что в 1879 году подвергся ссылке в Вятскую губернию (Глазов, Уржум), в общей сложности находился под надзором полиции 15 лет. После ссылки в 1882 году поступил в Северное страховое общество помощником инспектора, в описываемое время - в 1898 году - занимал в этом Обществе важный пост - заведующего транспортным отделом, служба требовала длительных поездок по волжским городам, на Каспий, в Крым. Но любовь к книге всегда жила в его душе, он давно лелеял мечту создать своё издательство. Ещё во второй половине 1890-х годов он материально помогал своему другу Н. А. Кабанову издавать две серии книг "Научно-образовательную библиотеку" и "Начальные курсы". И вот теперь, когда он укрепил своё, и общественное, и материальное положение, возникла возможность начать издательское дело, и начать его именно с издания "Горького", о котором он был немало наслышан, и как житель Нижнего Новгорода, а переехав в Москву - как частый посетитель этого города в своих служебных поездках. Но нужен компаньон и такой, который бы не так часто разъезжал и, главное, такой, к которому ни полиция, ни Комитет по делам печати не имели бы никаких претензий к его политической благонадёжности. К этим "параметрам" вполне подходил С. П. Дороватовский.

читать дальше

Чарушников А.И. Первые книги
М.Горького


Примечание: Чарушниковы - прямые потомки Г.Лейтейзена, о котором можно прочитать в этом дневнике.

@темы: история, горький

Этот безумный безумный мир

главная