Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: зорина (список заголовков)
20:30 

Беда у нас...

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.

Исчезающая страна

Елизавета Александрова-Зорина
фото Валерия Конькова

Что должно произойти, чтобы некогда обжитое поселение за 25 лет пришло в полный упадок? Зарисовка из Торжокского района Тверской области.

Как живёт русская провинция, пока правительство тратит миллиарды на военные авантюры во имя «русского мира»? Читатель «Зеркала» прислал фотографии родного села Яконово (Торжокский район Тверской области). История этого села интересна в первую очередь тем, что она типична для российской глубинки, а в жизни Яконово, как в зеркале, можно увидеть судьбы всех российских посёлков и городов. В Яконово всего около 200 жителей. Но так, как яконовцы, живут в России миллионы.

Яконово разделено на две части: само село с деревянными домами и улицу Поселковую, расположенную в полутора километрах. Местные зовут Поселковую «зоной», потому что строили её в 80-е заключённые. В сравнении со старым селом, где стоят привычные деревенские дома с туалетами во дворах, а за водой нужно ходить с вёдрами на колонку, Поселковая считалась «элитным районом», как называли его местные жители. В каждом доме был устроен водопровод, теплоснабжение и газ. Здесь же построили детский сад и школу.

Это было сделано в рамках советской программы развития села (с 1991 года господдержка АПК и сельской местности должна была составлять не менее 15% национального дохода), предусматривавшей строительство кирпичных домов с водопроводом, отоплением и газом, которые вытеснили бы старые деревянные домишки, строительство школ, больниц, домов культуры и дорог, развитие телефонной связи, радио и телевидения. Но всё это оборвалось именно в тот год, когда программа должна была принять особый размах – в 1991-м.

Сегодня напоминания об этой программе можно найти в каждом российском селе: пустые, недостроенные дома, потрескавшиеся дороги, из расщелин которых пробиваются тонкие деревца, поваленные провода электропередач, ржавые останки колхозной техники… В то время, как правительство втягивает страну в новые и новые военные кампании, наши собственные сёла и города нередко похожи на брошенные, разбомблённые селения времён военной оккупации..... Читать полностью

@темы: зорина, беда, проблема

14:40 

Наши "патриоты" за бугром

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.


Российские эмигранты, уехавшие за последние тридцать лет, делятся на любящих Россию до умопомрачения и ненавидящих ее до сумасшествия.

Первые — русские патриоты в изгнании. Их, правда, никто не выгонял, они уехали сами. И очень любят Россию, но странною любовью — которая прямо пропорциональна удаленности от российской границы. Их можно встретить в любой точке мира, в Ницце, Лондоне, Канберре, Нью-Йорке, Рио-де-Жанейро. В майке с Путиным или с триколором вместо броши. Поющих «Катюшу» или «Боже, царя храни». С тысячей и одним объяснением, почему они любят Россию и даже абсолютно поддерживают ее власть, но не могут вернуться. Они крутятся на зарубежных литературных ярмарках у российского стенда, на фестивалях российского кино, на встречах и творческих вечерах, где собираются эмигранты всех волн. Смотрят российское телевидение, следят за всеми событиями, в курсе последних новостей, они держат руку на пульсе страны, из которой уехали, зная о ней больше, чем о той, в которой живут.

Они сбежали из неблагополучного государства в благополучное, от высокой смертности, ужасной экологии, катастрофической коррупции и глубокого кризиса — к высокому уровню жизни, социальным пособиям, льготам, хорошей медицине и бесплатному образованию. Кто же станет их за это осуждать? Но стать своими в новой стране им не удается. Запертые в диаспоре, они так и варятся в своем национальном соку, чужие среди чужих. Они бы с радостью стали полноправными членами общества, но их не принимают. В их новом доме их не пускают дальше прихожей. Языковой и культурный барьер, отсутствие личных связей, предубеждение местных против пришлых, а в последние годы особое отношение к русским — оставляют их на обочине. А это, черт возьми, обидно!... Читать полностью
Елизавета Александрова-Зорина

@темы: заграница, зорина, образ жизни, общество

21:27 

Актуально!

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.

Мы живем в стране, которая нам не принадлежит. Все, что у нас есть, – берег у реки, трава у дома, домик у моря, детская площадка во дворе – в любой момент может быть отнято, спрятано за десятиметровым забором, снесено или застроено. Диктатура проявляется не только в преследовании инакомыслия и ущемлении гражданских свобод (которые в России никогда особо не ценились), но и во вмешательстве в самую что ни на есть повседневную жизнь простых, далеких от политики граждан. Нужна территория под строительство олимпийского объекта – приедут экскаваторы и сравняют с землей ваш дачный поселок. Захочет президент поместье на территории заповедника – территорию огородят, обнесут колючей проволокой, заповедник уничтожат. Захочет застройщик парковку в вашем дворе – будет у вас под окнами парковка. Захочет Русская православная церковь храм на месте единственного в районе сквера – прощай, сквер.

За скандалами вроде "закона Димы Яковлева" или "пакета Яровой" незаметно проходят поправки в земельный, лесной и водный кодексы, в законы об особо охраняемых и береговых территориях. А чья власть, того и закон. Впрочем, иногда и поправок в закон не требуется, его просто игнорируют, обнося заборами берега рек и озер, гектары лесных угодий, морские пляжи, горные ущелья. Еще вчера был, к примеру, общественный пляж или особо охраняемый заповедник, а сегодня – частная территория, особо охраняемая вооруженными головорезами. Незаконно? Не имеют права? Но стрелять будут без предупреждения. Долгие годы российские чиновники скупали дома за границей. Новые политические реалии внесли свои корректировки. Невыездным чиновникам и силовикам, "попаданцам" в санкционные списки, участникам событий в Крыму и в Украине, а также самому президенту, охота за деньгами и недвижимостью которого началась на Западе, остается довольствоваться родимой сторонкой. Зато ее можно хапать гектарами.

В Серебряном Бору (лесном массиве на северо-западе Москвы) олигархи, чиновники и церковники присвоили почти треть земель. Это курортный район в черте города, особо охраняемая природная территория, где нельзя даже кричать и обламывать ветки у кустов. А вот захватывать земли – пожалуйста. Представьте, гуляете вы по берегу особо охраняемой природной территории, в неизменно хорошем настроении, потому что Крым ваш, – и вдруг на пути вырастает забор. Поперек берега и общественного пляжа. Здесь – поместье Вагита Алекперова и лукойловского топ-менеджмента, километр береговой территории, огороженной забором и охраной. Захотел Алекперов и "отжал" (это слово любят сторонники аннексии Крыма) у москвичей берег. Арендовал землю и присовокупил к ней бонусом пляж и речку, а чтобы все это можно было приватизировать, территорию пытаются вывести из статуса особо охраняемой. И кого волнует, что это нарушает закон? Правда, экологам и общественности удалось "отвоевать" у Алекперова калитки в заборе, милостиво позволяющие москвичам пройти по их же собственному берегу (это случилось в благословенную эпоху митингов на Болотной и Сахарова).

Россия – не для россиян? Зато Крым наш!
Но мстительным Алекперовым исполнено это было с изощренной издевкой: узкую береговую полоску отгородили от поместья забором, засадили кустарником с семисантиметровыми колючками и хвойными деревьями (что, кстати, тоже незаконно), повсюду разместили камеры, у калиток поставили охранников с оружием. Раньше еще и водяные пушки включали, срабатывавшие, как только кто-то осмеливался зайти. Многие вообще не подозревают о существовании калиток, упираются в забор – и на этом заканчивают прогулку. А те, кто в курсе, даже заглядывать на территорию боятся. Кстати, удовольствие и правда сомнительное: я прошла там под надзором охранников, с трудом продравшись через колючки и кусты, изодрав одежду и расцарапав руки. Так что берег пока еще не Алекперова, но уже и не общественный. И такое – со всеми присвоенными территориями. Россия – не для россиян? Зато Крым наш!

В Москве, задыхающейся из-за вырубки зеленых зон, у москвичей "отжимают" скверы, парки и леса, на месте которых вырастают жилищные комплексы и церковные постройки. С помощью коррупционных схем общественная земля внезапно становится частной: территории теряют статус охраняемых зон, задним числом появляются бумаги о собственности, что-то подписывается, что-то фальсифицируется... Ловкость рук и никакого мошенничества. Так 27 гектаров Москворецкого парка были застроены элитным поселком "Остров фантазий", где квартиры стоят до 10 миллионов долларов, а во "дворцах" живут высшие чиновники. Простым смертным москвичам остается гулять там только в своих фантазиях. Вместо городского водного стадиона Химкинского водохранилища был построен и огорожен от посторонних "город яхт и миллионеров". Пущено с молотка Истринское водохранилище. Таких примеров не счесть. По советским генпланам на семимиллионную Москву полагалось 168 тысяч гектаров парков и лесов. Сегодня на 14 миллионов жителей города приходится всего 60 тысяч гектаров. Чем утешиться задыхающимся от выхлопных газов москвичам? Разве что мыслью о том, как полезен воздух крымской Ялты при легочных заболеваниях.

Учитывая, что на 15% территории, на которой проживает 70% населения, экологическая обстановка варьируется от крайне неблагополучной до бедственной, захват природных территорий – преступление против здоровья нации. А у нас Черное море постепенно превращается в кооператив "Озеро". То тут, то там в побережье вгрызаются загороженные заборами имения, иногда растягивающиеся на километры прибрежной зоны. В долинах и на склонах лучшие места тоже захвачены. И узнать, кому они принадлежат, чаще всего невозможно: это тщательно засекреченная информация, которая, впрочем, – секрет Полишинеля. С заповедными лесами российское правительство обращается как с цветочным горшком на своем подоконнике.

Для "таинственной" резиденции на мысе Идокопас, занимающей 87 гектаров, оно просто подарило 74 гектара таких лесов. Между Геленджиком и Дивноморском отдано 350 гектаров прибрежного соснового бора, территория обнесена забором и патрулируется военизированной охраной, вежливыми зелеными человечками с собаками и автоматами. Особо ценные и охраняемые территории, леса с пицундской сосной, по большей части оказались выжжены и уничтожены ради масштабного строительства дачи, принадлежащей человеку, похожему на президента. Побережье между Дивноморском и Джанхотом, вместе с 10 гектарами земли, тоже аннексировано, там стоит пятиэтажный особняк с парком и персональным причалом – прекрасная богоугодная дача для патриарха, на которую не пустят ни православных христиан, ни самого Христа. Учитывая, что только 150 из 400 километров российского северокавказского побережья пригодны для отдыха, простые граждане скоро окажутся в резервациях городов-курортов, отрезанных от природных заповедников и высокопоставленных резиденций высокими заборами. Кстати, новая крымская власть заявила, что за несколько лет в Крыму снесут 30 тысяч "самостроев", отелей, хибар, сараев, дач и жилых домов. Чтобы расчистить территорию под один большой "самострой"?

Все эти истории – верхушка айсберга, одиозные примеры, которых на самом деле тысячи по всей стране. Парадоксально, но пока Россия прирастает территориями, земель для ее жителей становится все меньше и меньше. Расхищение происходит при деятельном участии Росприроднадзора, прокуратуры, полиции, судов, местных администраций. В каждом городе, городке и городишке местные "царьки" забрали лучшие земли, доставшиеся им за бесценок. Государственные санатории и спортивные школы под прикрытием какой-нибудь благотворительности давно присвоены частными лицами. Губернаторы, силовики и чиновники, как средневековые феодалы, отхватили гектары лестных массивов для увеселительной охоты, перегородили озера, реки и пруды, превратив их в свою собственность. Бизнесмены и застройщики сделали общественные земли частной территорией, куда посторонним вход воспрещен. А посторонние по сути – 140 миллионов россиян, которые в собственной стране – как в чужой. У них отнимают леса и озера, уродуют города, уничтожают природу, предлагая довольствоваться псевдопатриотическими лозунгами о русской земле и Родине, которой нет ничего дороже. Вот только Родина давно поделена и загорожена забором с колючей проволокой. Пока россияне радовались, что "отжали" Крым, у них "отжали" всю страну. Вот только где те вежливые зеленые человечки, которые им ее вернут? Если в ближайшее время не появятся, то у нашего народа только и останется, что "отжатый" Крым. Ну, и, пожалуй, зоны вечной мерзлоты в придачу.

Елизавета Александрова-Зорина – московский писатель и публицист

@темы: важно, зорина

11:38 

Как бы чего не вышло....

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.
Маленькая история в копилку общей, про Питер и нацистов.

В офисе, где работает моя мама, появилась девочка-скинхед. Всё по-честному: выкрашенные в чёрный цвет волосы, выбритый затылок, высокие армейские ботинки, футболка Skinhead Girl и большая свастика на шейном шнурке. Так как девочка работала в другом отделе, мама не сразу обратила на неё внимание. Пару раз видела со спины, но решила, что девочка – гот. А потом столкнулась с ней в коридоре, разглядела свастику и обомлела. Попыталась заговорить с девочкой, но та быстро слиняла. Тогда мама спросила сотрудниц, мол, что вообще происходит, но те отмахнулись – не наше дело, зачем лезть, только хуже будет. А что хуже? Пожимают плечами: хуже, и всё. Как бы чего не вышло.

(Да, для полноты картины скажу, что я не в маму, а мама – не в меня. Она хорошая, тихая, робкая и неинициативная. Полная моя противоположность, да ещё и голубоглазая. В конце 80-х, когда умные люди по-тихому выходили из КПСС, мама туда вступила — потому что её попросил друг моего деда, а ей неловко было отказать. А когда мама приходила из школы, куда её часто вызывали из-за моих бунтарств и хулиганств, она улыбалась мне и говорила: «Хорошо, что ты такая и не похожа на меня».)

И вот моя замечательная мама нашла в интернете статью УК РФ, где написано о запрете нацистской символики, и торжественно её зачитала начальнице. Надо отдать маме должное, она не таилась, весь офис был в курсе, включая девочку-припевочку, что она возмущена и требует убрать свастику к чертям. К чертям – это я уже от себя, конечно, а мама скромно просила не оскорблять память блокадного города. Скинхедку вызвали на ковёр, зачитали статью из УК РФ и заставили снять свастику, а ещё, на всякий случай, и футболку попросили сменить (она пришла в новой, с надписью White Family). Больше всех обрадовалась моя мама, которая уже собиралась увольняться. «Не могу работать там, где носят свастику», — сказала она тихо и буднично. (Это при том, что на дворе кризис, работы нет, денег тоже — всё как у людей).
Конец истории.

А мораль простая. Девочка — дурочка, у неё, может быть, мозги ещё на место встанут. Она очнётся, разочаруется, раскается, выбросит свастику и армейские ботинки. Кто ж в двадцать лет не был дураком? Вовсе не юная скинхедка пугает меня. А пугают взрослые женщины и мужчины, которые боялись громко, во всеуслышание сказать, что свастика — это ужас, стыд, позор и что дальше уже некуда. Они даже не сказали «сними это немедленно», они просто молчали. Молчали и всё. А чего боялись? Скандала? Шумихи? Недовольства начальства? Ну и как после этого можно удивляться нацистскому съезду в Питере? Да в этом городе нацисты могут колоннами по Невскому ходить, никто слова не скажет. Можно даже свастику нарисовать на фасаде 14-го дома (на котором написано "При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна".) Никто не вмешается, никто не остановит. Побоятся, как бы чего не вышло.

@темы: петербург, общество, зорина

14:19 

Новая статья Е.Зориной

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.


Самодержавие - наш крест, наша судьба. Загадочная русская душа требует самодержавия, как водки. И сегодня мы переживаем эпоху deja vu – царизм, нашедший в сталинские времена продолжение в симбиозе с классовой борьбой и советским строем, ныне всплыл под личиной демократического феодализма. Та же иконная персонификация власти, та же жёсткая иерархия с попыткой воссоздать культ личности. Круглосуточная телепропаганда убеждает в необходимости выстроенной вертикали, административный ресурс обеспечивает не только высокую явку избирателей, но и их «правильное» решение. Подобное уже было в сверхдержаве – стоило ли её ломать, чтобы повторить всё в карикатурных, убогих масштабах? Имперский дух давно вышел, а национального, как оказалось, нет. На нефтяной трубе разрастается конформистская плесень, а инакомыслящих вместо Сибири сослали в Интернет. Впрочем, это победа не демократии, а технического прогресса. Наш особый путь сузился до тропинки, но мы, не сворачивая, упорно следуем ему!

Вторым китом российской управленческой конструкции выступает Православие, воскресшее сегодня, как Христос. Церковь, с её вечным «Любая власть – от Бога!», претендует остаться единственной духовной опорой государству, неистово истребляя другие. Средневековый реликт, ассоциирующийся с «тёмными» столетиями, приватизирует сегодня не только религиозное сознание, но и всякое духовное начало. Центральным вопросом стало введение Закона Божьего, не ограничиваясь воскресными школами, в учебных заведениях – практика, давно отменённая в цивилизованном мире. В светской стране, где церковь отделена от государства, православные батюшки вновь собираются прибирать к рукам души детей – методы, против которых выступали ещё Вольтер и Шопенгауэр! Чтобы окончательно вытравить здоровое начало, прививая шизофрению, на уроках физики будут рассказывать о Большом Взрыве, а уроке богословия – о семи днях Сотворения! Виноваты ли в агрессивной политике нынешние иерархи или их толкает присущий нашей религии воинственный прозелитизм? «Земная церковь – воинствующая! – всё громче заявляют клерикалы. - Вне церкви нет спасения!» Но как бы не пришлось, как в гражданскую войну, списывать массовые разрушения храмов и сбрасывание колоколов на жидомасонский заговор. Церковные пастыри за полтора десятилетия добились того, чего не смогла сделать советская антиклерикальная пропаганда за семьдесят лет. В восьмидесятых годах гонимое Православие пользовалось скрытой симпатией среди атеистического населения СССР, оно воспринималось как антитеза действующему режиму, как единственное духовное пристанище, и многие интеллигенты обращались в веру, становясь горячими её ревнителями. Бескорыстные романтики, искренние энтузиасты, они напоминали первых коммунистов, мучеников за идею, закрывавших амбразуру, голыми ногами месивших бетон, говоривших перед боем: «Считайте коммунистом!» А массовое пополнение монашества вдруг «прозревшими» батьками, девятый вал которых смёл идеалистов, готовый опрокинуть духовную лодку Православия, сродни карьеристской партноменклатуре, рассматривавшей членский билет как путёвку в сытую жизнь. Невеста Христова раздираема внутренней грызнёй, а любой, заикнувшийся о недопустимости лобызания с антинародной властью, исключается из её рядов. Никто из священников не осмеливается выступить против линии патриарха, а «жирный поп» стало таким же устойчивым словосочетанием, как «жирный мент» или «зажравшийся чиновник», и при этом служители культа надеются оставаться авторитетом в глазах нации! Сегодня деятели РПЦ призывают осудить коммунизм наряду с фашизмом, предав память отцов и дедов. Церковники сводят счёты? Но они забыли, как Алексий Первый, Патриарх Московский и всея Руси, произнёс на смерть Сталина проникновенную речь, в которой обещал денно и нощно молиться за дорогого, всеведующего вождя, сделавшего так много для русской Церкви. (Впрочем, они молились и за Адольфа Гитлера, встречая фашистов хлебом-солью). Где гарантия, что в надежде на общественную амнезию церковники не отрекутся от нынешнего режима ради нового хозяина? Так остаются безгрешными. Но только в собственных глазах. Фарисейское лицемерие во все века вызывает раздражение, которое трудно списать на происки зла и «невидимую» брань, которую ведёт церковь. Вывеска может быть любой – важна начинка. На словах, держа курс на примирение, осуществляя стратегию общественной консолидации, церковные лидеры, проявляя странную нетерпимость, на деле решают узкокелейные тактические задачи, руководствуясь принципом: «После нас – хоть потоп!» А, в самом деле – чем их мораль отличается от обывательской с её главной заповедью: «Обмани ближнего своего!»? Вместо приютов в бездомной стране возводят роскошные храмы, вместо смирения и покаяния, к которому призывают с амвонов, демонстрируют ненависть и осуждение, найдя врага не в коррупции, бедности, беспризорности и тотальной бездуховности общества ширпотреба, а - в призраке коммунизма! Всё тонет в гомоне современной рекламы, и Церковь возвышает голос! Её призывы к дегероизации декабристов и народовольцев говорят о запоздалой реставрации монархического способа мышления - превратившись из сверхдержавы в страну третьего мира, Россия не случайно переживает рецидив Средневековья. В постхристианском мире религия возрождается уродливых формах обрядового мракобесия, и теперь, предлагая искоренить советскую символику, переименовать улицы, названные в честь героев-коммунистов, церковники, верно, метят увековечить собственные имена.

«Народность» в известной русской триаде сегодня сменили на «населённость». Вернее, на борьбу с демографическим коллапсом. Стоило на рождение ребёнка выделить из бюджета крохи, и кривая вымирания замедлила свой бег. Это как же надо сдерживать репродуктивный потенциал этноса, если даже крохотная подачка пробудила жизнь! Но почему бы не развить успех, увеличив молодым матерям безвозмездную ссуду? Или мы можем поддерживать только американскую экономику, вкладывая миллиарды в убыточные ипотечные компании? Власти, похоже, решают другую задачу: по рецепту вечной реанимации, они поддерживают едва тлеющий огонёк – нация и не умирает, и не живёт. Если атомная держава быстро обезлюдеет – это будет проблема для Запада, встанет на ноги – лишняя головная боль. В сырьевом придатке, таком как наша страна, выгоднее поддерживать баланс, учитывая территориальные ресурсы, кормящие туземную популяцию. Сбываются пророчества Тэтчер: экономическая рентабельность диктует России ограничивать своё население.

@темы: россия, вера религия рпц, общество, зорина, власть

10:43 

Писатели Акунин и Лимонов не согласны!

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.

Борис Акунин отказался принимать участие в Российском литературном собрании, которое состоится 21 ноября 2013 года в Российском Университете Дружбы народов.

Об этом решении писатель сообщил на своей странице в Facebook. Свой отказ он объяснил нежеланием находиться в одном помещении с президентом Владимиром Путиным.

Акунин отметил, что не хочет находиться поблизости от президента, пока в России есть политзаключенные. «Это означало бы, что я считаю для себя возможным внимать речам о прекрасном, исходящим от человека, который держит в тюрьме людей за их политические убеждения», — написал он.

Писатель добавил, что он с удовольствием пообщается с Путиным на темы литературы и чтения после того, как выпустят всех политических узников, в частности, Михаила Ходорковского, Надежду Толоконникову и Марию Алехину. «Изображая кордебалет вокруг авторитарного правителя, писатель, да и всякий публичный человек, тем самым как бы соглашается с его методами правления», — подчеркнул Акунин.

О своем нежелании посещать Российское литературное собрание заявил также Эдуард Лимонов. Писатель опубликовал в своем блоге в LiveJournal письмо, которое отправил в ответ на приглашение. В частности, в нем содержатся следующие слова: «Мне сообщили, что приглашены чуть ли не тысяча писательских голов. Я же глубоко убежден, что в каждую эпоху существует на самом деле либо один значительный писатель, он же мыслитель и властитель дум своего времени, либо считанные единицы. Я уверен, что этим считанным единицам незачем собираться вместе. Существует дружба идей, а еще чаще борьба идей, но литературное собрание в тысячу голов, подвыпившие писатели (а они всегда подвыпившие), — это пошло».

читать дальше


В тему: Елизавета Александрова-Зорина "Инженеры крепостнических душ"
Елена Фанайлова - Писатели и Путин
Наталья Афанасьева - Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью
"Не ходите вы к нему, не носите ему ничего"

@темы: протест, культура, зорина, власть

09:48 

Очередная блестящая статья журналистки

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.


«....Современному рабу не нужны оковы. Он добровольно закабаляется варварской ипотекой (нигде в мире нет таких процентов), которую выплачивает до смерти. Другими соблазнительными, а на поверку — жульническими, грабительскими кредитами. До каких высот должны подняться тарифы ЖКХ, чтобы крепостные посмели задать барину вопрос: за что платим?

А провинциальные наемники, сторожа, вахтеры, водители с высшим образованием и трудовым стажем, которые приезжают в Москву на вахту? Они живут в вагончиках, подвалах, переполненных общагах и на съемных квартирах, которыми впору иллюстрировать горьковское «На дне». Койко-место в такой квартире может оказаться местом на раскладном диване, где ночуют еще двое работяг, или спальным мешком на полу.

В XIX веке люди погибали в борьбе за 8-часовой рабочий день, в XXI веке убиваются за 12-часовой, считая, что им невероятно повезло в жизни.

«Лишь бы не было революции! — повторяют они, падая замертво от усталости. — Лишь бы только была стабильность!» Психологическая зависимость от власти страшнее крепостной, она записана не в Соборном уложении — впечатана в сознании.

«Русские люди — философы», — говорил Митя Карамазов. Настолько философы, что, как Эпиктет, стоически переносят рабство, провозглашая свободу свободой терпеть? Или, может, просто недостойны свободы, которой не понимают и не хотят?

Это сейчас главный русский вопрос. А «что делать?» с нами, наверху знают и без нас.
»

Читайте другие статьи автора:

Смерть, как образ жизни
Сталин воскрес! Воистину воскрес?

@темы: россия, проблема, образ жизни, мигранты, зорина

12:44 

Познакомьтесь, интересный журналист и писатель

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.

Биография


Елизавета Александрова-Зорина родилась в 1984 году в Ленинграде.

Публиковалась в журналах «Сибирские огни», «Новый журнал» (США), «Балтика» (Эстония), «Литературный журнал», «Дарьял», «Портфолио» (Канада), «Полит-грамота», «Русский переплет», в «Литературной газете», в сборнике «Русский венок Слободану Милошевичу» и др.

Лауреат литературного конкурса "Северная звезда".
Цитата


Широкое поле для спекуляций открывается, когда прошлое судят с позиций настоящего, когда выносят приговор ушедшим поколениям. Беспощаден суд над родителями! К их времени подходят со своей меркой, своей моралью и реалиями. Сравнение оказывается всегда в пользу сегодняшнего дня, когда заседают присяжные. Мёртвые беззащитны и всегда проигрывают. Но нет ничего глупее, ничего позорнее и подлее, чем судить другие времена по своему! То, чем занимаются российские СМИ последние два десятилетия. И почему хроника первомайской демонстрации с лозунгами: «Мы строим коммунизм!» должна вызывать смех, а обнажённая девица на рекламном щите, предлагая рецептом счастья пепси-колу, нет? Или дело в недостатке абстрактного мышления? В сползании к биологической простоте? В общественной биологизации? Отвлечённые символы сменились естественным началом, девяносто первый год – это разворот не от тоталитаризма к демократии, а от доктрины, предлагающей схватиться за небеса, к учению стоять обеими ногами на земле. В извечном противостоянии духа и плоти маятник качнулся в сторону последней. Коммунизм ближе к религии, либерализм – к прагматической философии. Но поколения устают гоняться за миражом, за синей птицей, их утомляет, разочаровывает стремление к недостижимому идеалу, им нужно «здесь и сейчас». Массам коммунистическая идея просто не по зубам, она требует духовной аскезы, воспитания стоиков, служилых дворян или самураев. Миллионы не способны идти по этому пути добровольного самоотречения, это противно инстинктам, нашей дарвинистской сути. И даже античное «живи так, чтобы тебя вспоминали!» вульгарное эпикурейство эпохи Консумации переделало в «живи так, чтобы было, что вспомнить!..»

(Елизавета Александрова-Зорина, «Опыты горького опыта»).

О Елизавете Александровой-Зориной

«Публицистика Елизаветы Александровой-Зориной - это своевременная и честная реакция на происходящее в мире. Реакция отнюдь не всегда благостная и приятная для участников и зрителей происходящего, ведь Елизавета - не менестрель и не шарманщик, угождающий слуху толпы или сильных мира сего. Публицистика должна быть острой и дерзкой, иначе она перестанет быть публицистикой, превратившись в благонамеренное блеяние. В каждой своей статье Александрова-Зорина - молодой, но зрелый публицист - беспощадна и точна, лаконична и остроумна. Отзывы на её статьи бывают самые разные - от поддержки до неприятия. Но главное - публицистика Елизаветы Александровой-Зориной никого не оставляет равнодушным».

Светлана Замлелова (Главный редактор журналов «Камертон» и «Великоросс»)
.

@темы: кумиры, зорина

10:59 

Прочти, товарищ! Сильно. Я на стороне автора.

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.

Каждый правитель — плоть от плоти своего народа.

Сталин — только верхушка советского айсберга, великого и трагичного. Сталин — жестокий правитель. Как и его эпоха. Как и его народ. А мы смотрим на них с высот своего колбасного времени, выступая и прокурором, и судьей. А если бы сами оказались на скамье подсудимых? «В России никто не работает, — сказала мне одна китаянка. — А у нас все трудятся в поте лица. Не ради себя, а ради будущих поколений!» Как объяснить ей, что их будущие поколения — это мы сегодняшние, проматывающие дедовское наследство? В России подвиг во имя грядущих поколений давно отнесен в разряд психиатрии, а борьба за социальное равенство приравнена к преступлению против человечности. Как нам, проводящим вечера в социальных сетях и занимающихся шопингом с большей страстью, чем сексом, понять людей, переживших революции и войны, голод и тяготы? Они строили свой, новый мир, а мы живем в чужом виртуальном. У них был иной болевой порог, иная эмоциональная чувствительность, и они иначе смотрели на жизнь. А мы даже их смерть готовы превратить в шоу.

читать дальше
Елизавета Александрова-Зорина

Источник

@темы: зорина, сталин

12:20 

Остановиться, оглянуться и выбрать путь дальше...

Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.
Апокалипсис сегодня
Александрова Елизавета



То, что не удалось Троцкому с его перманентной революцией, оказалось под силу отцам глобализации, опирающимся на самый многочисленный класс – обывателей. «Потребители всех стран соединяйтесь!» – стало главной заповедью современной религии. Мещанство интернационально, потому что зоология космополитична, а перед прилавком все равны. Катаклизмы прошлого столетия, исход человечества из биологического плена под знаменами коммунизма и фашизма обернулся тотальной усталостью, реставрацией животного начала и торжеством вульгарного эпикурейства. Естественные надобности, еда и секс, вышедшие на первый план, заслонили идеологические разногласия, разрешили споры о счастье, подвели черту под мечтами о светлом будущем. Символом нашей эпохи стала потребительская корзина, на все вопросы современность даёт ответ в денежном эквиваленте. Миллиарды одномерных людей, как саранча, атакуют супермаркеты, как загиптотизированные сомнамбулы, они бредут мимо полок в их искусственных лабиринтах. Кажется, они будут скитаться так тысячи лет, вместо пастырей придерживаясь рекламы, как евреи в пустыне, питаясь манной гамбургеров и модифицированных продуктов. Быт подменил бытие, борьба за выживание сменилась гонкой за комфортом.

читать дальше
Елизавета Александрова - публицист, прозаик. Родилась в 1984 году в Ленинграде. Живёт в Москве. Публиковалась в журналах "Сибирские огни", "Новый журнал" (США), "Балтика" (Эстония), "Литературный журнал", "Дарьял", "Портфолио" (Канада), "Наше время", "Русский дом", "Полит-грамота", в "Литературной газете", в сборнике "Русский венок Слободану Милошевичу" и др. Лауреат литературного конкурса журнала "Север" "Северная звезда"-2009.
Источник

Говорливый скот

@темы: аналитика, будущее, вечное, зорина, итоги, проблема, россия

Этот безумный безумный мир

главная