15:31 

Об одном тульском губернаторе

geosid
Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.
Ельпидифор Антиохович Зуров


родился 26 октября 1798 года в Тверской губернии. 22 мая 1815 года, в 16-летнем возрасте, как было заведено в большинстве древних дворянских родов России, был определен на военную службу. Зуров стремился попасть на фронт, но к тому времени, когда он был зачислен в Дерптский конно-егерский полк юнкером, Русская армия уже возвращалась из заграничного похода. Несколько лет Зуров служил в лейб-гвардии Кирасирском Его Величества полку, затем в Южном полку. В 1825 году был адъютантом графа Орлова-Денисова, сопровождал тело умершего императора Александра I из Таганрога в Петербург. «Понюхать пороху» ему довелось только в годы русско-турецкой войны 1828-1829 гг. и «польского похода» 1830-1831 гг. Полковник Зуров был отмечен за героизм и доблесть орденами Св. Анны 2-й ст., Св. Владимира 3-й ст., золотой саблей с надписью «За храбрость», серебряной медалью за Турецкую войну, медалью «За взятие Варшавы» и знаком отличия за военные достижения 3-й ст.

21 января 1832 года, по возвращении в Петербург из Польши, «согласно своему желанию и с Высочайшего соизволения», полковник Зуров был прикомандирован к Образцовому кавалерийскому полку, «для узнания новых правил кавалеристской службы». Николай I по итогам учений и смотра пожаловал Зурову, командиру третьего дивизиона Образцового кавалерийского полка, 200 рублей, объявил «монаршее благоволение» и назначил одним из своих флигель-адъютантов.

Жизнь молодого офицера кардинально изменилась 20 ноября 1833 года. В этот день полковник Зуров был на дежурстве при императоре и получил от военного министра графа Чернышева приказание после смены прибыть в его канцелярию. Министр сообщил Ельпидифору Антиховичу, что он избран для гражданской службы и будет назначен губернатором в Тулу.

«Назначение это было неожиданное и как бы не согласное с прежней боевой жизнью Зурова», - писал, опираясь на воспоминания Ельпидифора Антиховича, исследователь биографий георгиевских кавалеров В.Н. Мамышев. Зуров отвечал министру, что польщен, но сомневается, ибо никогда не готовился к гражданской службе. Чернышев заявил, что нужно исполнять долг. Зуров поспешил заверить министра, что и не думал уклоняться: «покоряюсь священной воле и оправдаю доверие».

Указ о назначении Зурова тульским гражданским губернатором с производством в генерал-майоры был подписан 23 ноября 1833 года. С учетом звания флигель-адъютанта его величества, Зурову было установлено повышенное содержание: вместо окладного губернаторского жалования 6000 рублей Зурову платили ежегодно 8015 рублей. Помимо этого выдали еще 3000 рублей «в пособие» для обустройства по новому месту службы.

4 января 1834 года Зуров прибыл в Тулу и был поражен внешним обликом служащих канцелярии губернского правления. «Разнообразные нанковые сюртуки в зимнее время и фризовые шинели показались странными, он привык к военной форме, - отмечает биограф генерала В.Н. Мамышев. - Но узнав о недостаточном жаловании чиновников, решил улучшить быт служащих. Сделал в первый же год форменную одежду для канцелярских служащих - очень приличную, без вычета, в виде награды за труды».

Едва ли не первым распоряжением Зуров уволил секретаря канцелярии и еще ряд служащих в наказание за увиденный «беспорядок по части делопроизводства» и «хищение дел». Один из лишившихся работы чиновников обратился за защитой к советнику отделения губернского правления, тот приехал в испуге к губернатору и умолял отменить распоряжение. «Помилуйте, он у нас живой архив. 35 лет занимается делами, знает на какой полке что лежит. Без него как без рук», - причитал советник в кабинете губернатора. «Вообразите, что он умер, мы без него поневоле должны обойтись», - тут же резонно возразил Зуров и велел исполнять отданные приказания.

«Упорядочение канцелярии губернского правления, где царил страшный хаос», и увольнение «неблагонадежных лиц» ставили в заслугу новому тульскому губернатору и авторы статьи о нем, помещенной в «Русском биографическом словаре»(8), полагая, что, в том числе за счет кадровых решений, Зурову удалось обеспечить казне успешный сбор податей и недоимок и изменить отношение дворян и представителей городских сословий к службе по выборам. По роду деятельности все они соприкасались с чиновниками губернского правления, и не могли не заметить явный прогресс в делах.

Е.А. Зуров, едва вступив в должность, с головой погрузился в работу и, как когда-то наместник М.Н. Кречетников, едва ли не первым среди тульских губернаторов, решил выяснить, насколько оправданы цены на торгах на выполнение различных казенных подрядов. Через процедуру торгов шли абсолютно все работы, которые финансировались Тульской казенной палатой или местным бюджетом. На все – от поставки гвоздей или новой обивки кресел до ремонта тюрьмы – губернское правление, казенная палата, городская дума объявляли торги. Процедура была открытой и, казалась, прозрачной, но Зуров столкнулся с тем, что на некоторые, причем весьма выгодные подряды, на торги выходил один кандидат и диктовал свои условия. В начале 1834 года, узнав, что один такой комиссионер заломил цены на поставку провианта военным, Зуров нашел купца, который назвал цену вдвое ниже. Комиссионер тут же уменьшил цену «на настоящую», что позволило существенно сэкономить казенные деньги. Эти торги стали уроком для тульских предпринимателей, и все время службы Зурова на посту губернатора «подряды и торги сопровождались большим понижением против сметы в пользу казны».

Ни одно важное событие в жизни Тулы и губернии не обходилось без участия Зурова. В марте 1834 года ему доложили, что «при поднятии колокола в 700 пудов на одну из городских колоколен (О каком храме идет речь, неизвестно. Возможно, о колокольне Успенского женского монастыря, на территории которого в эти годы строился новый Спас-Преображенский собор) на двух блоках, один лопнул, и колокола угрожали падением». Зуров тут же, «в легкой одежде, без калош, не имея времени сообразить суровый мартовской воздух и обледенелую землю», прибыл на место и, пока привозили с оружейного завода механика и другой блок, два часа простоял на снегу». Падение колокола удалось предотвратить, но губернатор простудился, «его тут же схватили сильные спазмы, а на другой день острый ревматизм, положивший его надолго в постель» .

Болезнь надолго выбила губернатора из колеи. Хорошего врача в Туле найти не удалось, по совету кого-то из местных докторов Зуров решился на «варварское» средство: выпить за 12 часов 48 стаканов горячей воды из самовара, через четверть часа каждый. «После этого ревматизм отступил, но все внутренности страдали и вынудили ехать в Москву для лечения искусственными минеральными водами».

На очередную процедуру Зуров отправился 29 июня 1834 года. В этот же день страшный пожар опустошил весь центр Тулы и оружейный завод. Узнав о случившемся пожаре, губернатор, прервав лечение, срочно вернулся в город, чтобы организовать восстановительные работы и помощь погорельцам. Тула еще не успела оправиться от одного огненного нашествия, как новая беда - 5 сентября 1834 года еще один пожар обрушился на город оружейников. И снова губернатора не оказалось в Туле: в начале сентября 1834 года Зуров отправился в поездку по уездам с ревизией местных учреждений.

читать дальше

@темы: тульские бренды

URL
   

Этот безумный безумный мир

главная