geosid
Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.

В России в последнее время проводились многочисленные реформы, главные из них, это приватизация государственной собственности и принятие нового Трудового кодекса. Окончательная цель этих перемен, в том, чтобы устроить для немногочисленной элиты, жизнь, похожую на настоящий коммунизм, к которому стремились долгие годы при советской власти. Взяли этих кремлевских сирот почти на полное государственное обеспечение. Для всей страны такого блага не получилось. Даже дети этих чинуш, почти с детского сада становятся эффективными менеджерами, при совершеннолетии их сразу выдвигают на высокие государственные должности. Со стороны в кремлевский заповедник людей не пускают, только родственные и дружеские связи с правящей элитой, дают право на такой пропуск. В результате страна разделилась на два лагеря, бояре, и мы остальные, как бы просящие милостыню. В ходу сейчас шутка. Путин сказал во время одного своего выступления: «Мы стали жить лучше» - « Мы рады за Вас» - ответил народ.

Они, те, кто аплодируют на различных приемах каждому слову президента. Их за это ублажают не только льготами, но и награждают орденами. Это совершенно закрытое общество, можно сказать, что создан большой театральный коллектив, который все время играет на сцене. В повседневной жизни простые россияне с этими артистами не соприкасаются, только слушают их оптимистичные речи, которые доносятся как бы из другого мира, с экранов телевизора. Сегодня хорошо, а завтра ещё будет лучше.

Наши последние правители оказались, к сожалению, не стратегами, получили большую страну в свои руки и не знали, как её вывести на солнечную поляну. Стали искать поводырей в своем окружение.

Я был в дружеских отношениях с замечательным человеком, Михаилом Малеем, бывшим директором института «Информэлектро». Он даже выделял от института помещение для работы нашему Союзу общественных корреспондентов. Он считал рабселькоров, которые выявляют различные нарушения на местах, народными контролерами, полезными для демократического государства.

Михаила Дмитриевича тоже попробовали на роль проводника в будущее, но он, к сожалению, не подошел на эту роль, Потому, что пытался сделать страну удобной для проживания всего народа. Институт Малея был своеобразным технопарком с экспериментальным производством. С ним работало в начале перестройки на взаимовыгодных условиях много кооперативов венчурного производства. Они рождали идеи, доводили до совершенства новые технологии. Вот бы Чубайсу с его «Роснано» этому поучиться. У Михаила Дмитриевича было 32 заместителя. Приходил к нему младший научный сотрудник с интересным проектом, выходил уже в качестве заместителя директора по претворению в жизнь своей идеи. Михаил Малей был депутатом Верховного Совета, потом его назначили Председателем Госкомимущества. Он мечтал реформировать свою страну по типу своего института. Отдавать собственность только тому, у кого есть интересные идеи, проекты. Он мне рассказывал, что приватизировать нужно, прежде всего, небольшие заводы, обувные и пошивочные фабрики, предприятия торговли, Эти первичные собственники должны были, за счет своей успешной работы накопить средства и выкупить более крупные предприятия. Это была бы, настоящая школа бизнеса. Кто не сумел сработать, тому была бы закрыта дорога дальше. Предполагалось безвозмездно передать государственное имущество по справедливости всему населению, наделить каждого гражданина его долей - именным приватизационным чеком. Он стоил бы примерно в 600 раз дороже, чем чубайсовский ваучер. Вовлечение чеков в продажу не допускалось. На них можно было купить акции приватизируемых объектов и получать впоследствии дивиденды. Это был процесс по привыкание к собственности. Отсекались дельцы, набившие мешки денег на махинациях.

Но Малею не позволили запустить такой механизм, спешили все разделить и попользоваться. На его место срочно призвали Чубайса со своей молниеносной приватизацией. Стали раздавать приближенным людям почти задарма крупные предприятия, добычу полезных ископаемых. Недолго прожил после этого и Михаил Дмитриевич, увидел, как гибнет страна, и сердце его не выдержало. Вот так гнули страну, загоняли в могилу тех, кто сопротивлялся. Отдали её на откуп мошенникам, вместо принципов Малея, создавать полезное и нужное, они разрабатывали теории, как лучше обмануть государство, простых людей и больше положить себе в карман. Это до сих пор является идеологией нашей элиты, идеология нашего государства. Не напрасно сейчас Россия является одним из мировых лидеров по коррупции и в большой разнице в доходах среди населения.

Новые хозяева, вместо того, чтобы развивать, модернизировать предприятия, стали их разворовывать, банкротить. Рабочие, теряя рабочие места, оставаясь без куска хлеба, стали бунтовать. Обессиленный Ельцин решил отказаться от короны, передал страну Путину.

Пришел Путин и ему, очевидно, подсказали верные люди, что для становления благополучного государства нужно, прежде всего, обуздать работников, заставить их больше работать, а для этого урезать их права, чтобы не выступали против новых хозяев.

После перестройки стране достался в наследство Трудовой кодекс, который разрешал забастовки, работника нельзя было уволить без согласия профкома. Это было сравнительное равновесие между работником и работодателем. Либералы посчитали, что в прежнем Трудовом кодексе, слишком много льгот для работников, а зачем их давать человеку, который должен все время подчиняться, является, как бы, не полноценным гражданином своей страны, полностью зависит от милостей хозяев. К тому же реформаторы как огня боялись второй волны забастовок.

Вот тогда и стали разрабатывать новый Трудовой кодекс, появилось несколько его вариантов. Наши правители, остановились на правительственном варианте, которые и сами подготовили. Закон предлагал увольнять работника по инициативе работодателя без всяких согласований с профсоюзными органами. Вводились увольнения за однократное нарушение работником трудовых обязанностей, за разглашения коммерческой тайны, за нарушение требований охраны труда, за отказ от перевода на новое рабочее место. Увольнять имели право сразу, не предупредив работника за два месяца, как было предусмотрено, в действующем до этого КЗоТе.

Изменялись и условия найма: работодателю разрешено было заключать до бесконечности срочные трудовые контракты, продлевая их каждые 2-3 месяца. Договор имели право расторгнуть даже до истечения срока, а работника выбросить на улицу. Так что работник оказывался в подвешенном состоянии, в постоянной тревоге, что он в одночасья может потерять свою работу.

Не предусматривалось согласования с профсоюзом изменений в системе оплаты труда, размеры тарифных ставок, окладов и поощрительных премий. Так за парадным государственным устройством методически уничтожались основополагающие ценности в жизни, уважение к труду. Тех, кто что-то производит, стоит у станка, превращали в граждан второго сорта, их лишили права голоса.

читать дальше

Альберт Сперанский, председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы»

@темы: проблема, исповедь, важно, аналитика